Алхимия

Алхимия

Алхимия

Целью алхимии была великая трансформация, великое открытие, великое превращение. В душе каждого из нас есть своя внутренняя лаборатория, в каждом живет алхимик.

Алхимия (лат. alchimia, alchymia, от араб. خيمياء‎‎, предположительно от египетского «chemi» — черный, откуда также греческое название Египта, чернозёма и свинца — «черная земля»; другие возможные варианты: др.-греч. χυμος — «сок», «эссенция», «влага», «вкус», др.-греч. χυμα — «сплав (металлов)», «литье», «поток», др.-греч. χυμευσις — «смешивание», др. греч. Χιμαιρα — «Химера») — общее название существующих в различных культурах систем трансформации физических предметов (в первую очередь металлов) или человеческого организма.

По-видимому, арабы в благодарность мудрецам Древнего Египта, своим учителям и вдохновителям, дали своей науке, которая имела дело с черной землей, с материей, с тяжелым, темным, земным, название алхимия.

Алхимия всегда была чем-то большим, нежели просто спекулятивным искусством. Со времени бессмертного Гермеса алхимики утверждали, что они могут получать золото из олова, серебра, свинца и ртути. Трудно представить, что созвездие блистательных умов, на протяжении более 2,5 тыс. лет демонстрировали здравый смысл и рациональный подход к множеству проблем философии, науки, полностью заблуждались в вопросе превращения металлов. Если предположим, что алхимики были не в своем уме, тогда — то же придется сказать и о почти всех философах и ученых античности, а также средневековья. Императоры, знать, священники и простолюдины были свидетелями реальных чудес превращения металлов. Среди них мы встречаем имена таких выдающихся людей, как Томас Нортон, Исаак Хорман, Василий Валентин, Роджер Бэкон, Альберт Магнус, Парацельс, Николай Фламмель, Гельвеций, Раймонд Луллий, Томас Воган, Ван Гельмонт, граф Каллиостро, граф Сен Жермен и многих других. Существуют легенды, что царь Соломон и Пифагор были алхимиками, что первый их них получал алхимическими средствами золото для украшения своего Храма.

Таким образом, алхимия секретное искусство земли Кем (Египта) является одной из двух древнейших наук. Другой такой наукой является астрономия. Истоки обеих наук восходят к древнейшим временам. Согласно древнейшим записям, алхимия и астрономия считались такими науками, которые были открыты человеку с той целью, чтобы он смог вернуть утерянное достояние. Согласно старым легендам, хранимым раввинами, ангел у ворот Эдема посвятил Адама в мистерии Каббалы и алхимии, обещая, когда человеческая раса в совершенстве овладеет секретной мудростью, скрытой в этих божественных искусствах, проклятие запретного плода будет снято и человек снова сможет войти в Сад Господень.

Точно так же как человек облачается в «одеяние из кож» (физическое тело) во время своего падения, так и эти священные науки будут даны миру в низших мирах воплощенными в плотные оболочки, сквозь которые их духовные трансендентные природы не смогут больше себя проявлять. Об этом можно прочитать и в Откровении Святого Иоанна.

Халдеи, финикийцы и вавилоняне, как и многие древние восточные народы, были знакомы с принципами алхимии, которая практиковалась в Греции и Риме и была высшей из наук в Египте.

Алхимики существовали еще в Древнем Китае, и не только в исторический, императорский период. Они были уже в мифические времена, в эпоху первочеловека Паньгу, в эпохи Небесных императоров и легендарных Владык, которые принесли на землю чудесную тайну — Огонь. Тогда появились Братства Кузнецов, владевшие величайшими таинствами,

поскольку, работая с металлами, они добивались их изменения, трансмутации и дифференциации.

В эти существовавшие с незапамятных времен практические знания толику духовности и метафизики внес Лао-цзы.

Жития даосских святых пестрят сообщениями о том, что бессмертия им добиться удавалось. Правда, не для всех, а для избранных.

Алхимия существовала и в Индии. Она также имела магико-практический характер, но не сводилась к изучению металлов, как в братствах Древнего Китая. Главной ее целью был Человек. Труды индийских алхимиков посвящены трансмутации человека, его внутреннему изменению, достижению мистических состояний и всем способам развития, которые возможны при применении этой науки к человеку.

Разве могли не знать об алхимии необыкновенные ученые Древнего Египта, которые удивляли своих современников и до сих пор поражают нас? Египтяне должны были знать многое о природе камней и металлов, человека и Вселенной, чтобы — вот лишь несколько примеров — устанавливать камни пирамид один на другой без соединительного раствора; чтобы делать измерения без соответствующих инструментов (так, по крайней мере, пишут в книгах) и обрабатывать диорит медными орудиями (присутствие следов меди показывает радиоуглеродный анализ), что сравнимо с резьбой по дереву бумажным ножом. Нам придется допустить, что египтяне знали формулы, условия и методы изменения свойств природных тел.

Алхимическая традиция Древнего Египта дожила почти до IV-V веков, развиваясь в философских школах Александрии. В VII-VIII веках эту многовековую мудрость, став ее хранителями, у египтян переняли арабы и позже передали Европе.

За двести лет до нашей эры в городе Александрии Египетской уже существовала Академия наук, где «священному искусству химии» было отведено особое здание, храм Сераписа — храм жизни, смерти и исцеления.

Этот храм был разрушен фанатиками-христианами в 391 году нашей эры, а кочевники-арабы, захватившие Александрию в 640 году нашей эры, завершили его уничтожение. Они следовали простому правилу: все представления, которых нет в Коране, ошибочны и вредны, и потому их надо искоренить. Притом сочинения, которые находятся в согласии с Кораном, тоже следует уничтожить, как совершенно излишние.

Много позднее, в начале I века нашей эры арабы-химики ввели вместо названия «химия» другое — «алхимия». Полагают, что это слово ближе к понятию «благородная химия», так как алхимию считали «искусством превращения неблагородных металлов (железа, свинца, меди) в благородные» — золото и серебро с помощью особого вещества — «философского камня».

Считается, что первым человеком, поведавшем миру о философском камне, был египтянин Гермес Трисмегист (Hermes Trismegistus) — «Гермес Триждывеличайший». Гермес Трисмегист — полумифическая, полулегендарная фигура, в преданиях его называли сыном египетских богов Осириса и Исиды, и даже отождествляли с древнеегипетским богом-чародеем Тотом и античным богом Гермесом (Меркурием).

Его представляли то, как сверхъестественное существо, то, как историческое лицо, жившее, по одной из версий, с 1399 по 1257 год до н.э.; его могила будто бы находилась в целости и сохранности в окрестностях Эль Амарны, столицы фараона Эхнатона (супруга знаменитой Нефертити).

Арабские алхимики в начале Средних веков отождествляли Гермеса Трисмегиста с древним пророком Идрисом, некогда явившимся, чтобы научить людей строить первые города.

Гермеса Трисмегиста также называют первым алхимиком, получившим философский камень. Рецепт изготовления философского камня был записан в его книгах, а также на т. н. «Изумрудной скрижали Гермеса» — табличке из его гробницы в долине Гебра (по преданию, её нашли воины Александра Македонского), на которой было высечено тринадцать наставлений потомкам. Большая часть книг Гермеса Трисмегиста погибла при пожаре в Александрийской библиотеке, а немногие оставшиеся, по легенде, были зарыты.

 

Текст «Изумрудной скрижали».

  • «Не ложь говорю, а истину изрекаю.
  • То, что внизу, подобно тому, что вверху, а то, что вверху, подобно тому, что внизу. И все это только для того, чтобы совершить чудо одного-единственного.
  • Точно так же, как все сущие вещи возникли из мысли этого одного-единственного, так стали эти вещи вещами действительными и действенными лишь путем упрощения применительно случаю того же самого одного-единственного, единого.
  • Солнце — его отец. Луна — матерь его. Ветер вынашивает его во чреве своем. Земля вскармливает его.
  • Единое, и только оно, — первопричина всяческого совершенства — повсеместно, всегда.
  • Мощь его есть наимощнейшая мощь — и даже более того! — и явлена в безграничии своем на земле.
  • Отдели же землю от огня, тонкое от грубого с величайшей осторожностью, с трепетным тщанием.
  • Тонкий, легчайший огонь, возлетев к небесам, тотчас же низойдет на землю. Так свершится единение всех вещей — горних и дольних. И вот уже вселенская слава в дланях твоих. И вот уже — разве не видишь?! — мрак бежит прочь. Прочь!
  • Это и есть та сила сил — и даже еще сильнее! — потому что самое тончайшее, самое легчайшее управляется ею, а самое тяжелое ею пронзено, ею проникновенно.
  • Так, так все сотворено. Так!
  • Бессчетны и удивительны применения, которые воспоследуют, столь прекрасно сотворенного мира, всех вещей этого мира.
  • Вот почему Гермес Трижды Величайший — имя мое. Три сферы философии подвластны мне. Три!
  • Но… умолкаю, возвестив все, что хотел, про деяние Солнца. Умолкаю».

Можно провести интересную параллель, с точки зрения традиционных легенд, между «Изумрудной скрижалью» (начертанной, как явствует из самого названия, на этом драгоценном камне) и Святым Граалем, чашей, которая, как гласит наиболее древняя версия легенды, была вырезана из цельного гигантского изумруда, упавшего со лба Люцифера в момент низвержения его архангелом Михаилом. Не идет ли речь в том и другом случае о совершенном и всеобъемлющем знании, утраченном, но затем обретенном вновь?

В честь него все научное знание собирательно именуется Герметическими искусствами.

Великая аркана была наиболее драгоценным секретом жрецов Атлантиды. Когда земля Атласа погрузилась в воду, священники Огненных мистерий принесли свои формулы в Египет, где они оставалась достоянием мудрецов и философов целые века. Затем они перекочевали в Европу, где эти секреты хранятся до сих пор.

Ко временам Средневековья таинственные метафизические знания алхимии были почти утрачены, но остались практические указания, рецепты, советы, которые нужно было осуществлять, чтобы они могли стать доказательством ее подлинности и действенности. Через века Адепты тайного знания проносили человечеству истину.

 

В Западной Европе возрождение алхимии началось в XI веке, в эпоху Крестовых походов. Люди, попавшие на Восток, увидели совершенно иной мир, наполненный давно забытыми знаниями и рассказами, авторов которых уже никто не помнил. Среди того, что они принесли с Востока, была и алхимия, и ее древо вновь пустило корни в европейском мире, где она уже была известна в давние времена.

В средние века алхимия была не только наукой, но и религией. Те, кто восставал против религиозных ограничений своего времени, скрывали свои философские учения под аллегорией получения золота. При этом они сохраняли личную свободу, и над ними чаще смеялись, чем преследовали. Алхимия была тройным искусством и ее тайны символизировались треугольником.

Под слоем, так называемого символизма, алхимии скрывается восхитительная концепция, потому что за этим высмеянным и презираемым искусством – тройной ключ к воротам вечной жизни. Если понимать, что алхимия есть мистерия трех миров – божественного, человеческого и стихийного, то становится ясно, почему мудрецы и философы придумали и развили систему тонких аллегорий, скрывающих эту мудрость.

Цели алхимии

Первое и основное, что приходит на ум, когда говорится об алхимии, — это поиск способа получить золото из менее благородных металлов, чтобы обогатиться и в конечном итоге обрести власть.

Другая цель этой науки — достижение бессмертия. Об алхимиках, людях, посвятивших свою жизнь алхимическим занятиям, ходило множество странных слухов. Среди прочего поговаривали, будто бы они нашли формулу бессмертия — конечно физического, поскольку в наше время это единственная форма бытия, которая интересует людей: все хотят узнать, как остаться вечно молодыми.

И третья цель алхимии — достижение счастья. О ней молчат философские трактаты, однако думается, что поиски золота, молодости и счастья имеют нечто общее. Алхимики искали одного и того же: счастья, вечной молодости или сказочного богатства (конечно, если не касаться метафизической части их учения).

Однако, хотя эти представления широко распространены в современной литературе, задача алхимии, как мы увидим, совсем другая.

В своей книге «История химии» Джеймс Браун так формулирует цели, которых хотели достичь алхимики: «таким образом, это было общей целью алхимиков – выполнить в лаборатории, насколько это возможно, процессы над которыми Природа работала внутри Земли».

 

Семь главных проблем занимали их внимание:

  1. Приготовление сложного вещества, называемого Эликсиром, универсальным лекарством или Философским камнем, который обладал свойством превращения основных металлов в золото или серебро и выполнения многих других великолепных операций…
  2. Создание Гомункулуса, или живого существа, о котором рассказывали много восхитительных историй, но все они очень неправдоподобны…
  3. Приготовление универсального растворителя, который бы растворял любую субстанцию..
  4. Палигенез, или восстановление растений из пепла. Если бы они преуспели в этом, то у них была бы надежда воскрешать мертвых…
  5. Приготовление spiritus mundi, мистической субстанции, обладающей многими свойствами, главным из которых была способность к растворению золота.
  6. Извлечение квинтэссенции, или активного первоисточника всех субстанций.
  7. Приготовление aurum potabile, жидкого золота, совершеннейшего средства для излечения, потому что золото, совершенное само по себе, может производить совершеннейшее воздействие на человеческую природу.

Часто в алхимии видят предшественницу химии, так же как астрологию считают предшественницей астрономии. Говорят даже, что алхимия — безумная мать разумной дочери химии.

Но это не так. Хотя и алхимия, и химия работают с природными элементами, их принципы и цели, а также методы различны. Химии необходимы химические вещества, лаборатории и физический посредник — человек. Алхимия же, кроме этого, нуждается в философских и моральных основах, и ее опыты осуществляются не всегда при помощи физического тела, но всегда при помощи души.

Древние обычно четко различали физические, химические и алхимические явления и не ставили между ними знака равенства.

(Д. Страдано. Алхимики. XVI век)

Чем алхимические явления отличаются от физических и химических?

Физическое воздействие на любое тело меняет его форму, но не меняет молекулярную структуру, то есть глубоких, внутренних изменений не происходит. Возьмем кусочек мела. Мы можем истолочь его, и он изменит свою форму, из брусочка превратится в меловой порошок. Но молекулы мела не изменятся, они одинаковы и у порошка, и у брусочка. Это явление, связанное с изменением формы, называется физическим.

Рассмотрим теперь другой пример. Все знают, что молекула воды состоит из двух атомов водорода и одного атома кислорода. Если мы соответствующим способом отделим водород от кислорода, то добьемся разделения молекулы воды и получим два разных элемента, которые будут существовать по отдельности. Это химическое явление.

Теперь, чтобы увидеть, что такое алхимическое явление, предположим, что мы взяли атом водорода и с помощью приемов, свойственных алхимии, осуществили его внутреннее изменение, преобразование, в результате которого атом водорода превратился в атом другого элемента. В наше время этот процесс известен как ядерная или атомная реакция, мы называем его расщеплением атома. Но на самом деле это алхимический феномен.

В этих трансмутациях есть глубокий смысл. Он связан с принципом Эволюции: все существующее в природе, во Вселенной движется, развивается, стремится к чему-то, имеет цель и предназначение — и камни, и растения, и животные, и люди.

Целью алхимических экспериментов был поиск того, что могло бы улучшить, ускорить рост, помочь эволюции. Ведь то, что когда-нибудь станет золотом, может быть золотом уже сегодня, поскольку это и есть его истинная суть. А то, что в человеке когда-нибудь станет бессмертным, может быть бессмертным уже сегодня, поскольку это истинная суть человека. То, что когда-нибудь станет совершенным, может быть совершенным уже сейчас. И если есть способ сделать это за минуты, то зачем тратить на это часы?

Таким образом, алхимик, если он хорошо применяет свою науку и философию, превращается в истинного благодетеля для природы, которой он помогает быстрее развиваться.

Вот смысл трансмутаций, вот то, что во многих случаях именуется золотом. Золото — это символ совершенства, высшей точки развития, то же, что и Солнце. Все должно возвращаться к своему первоисточнику, к своему предназначению. Все должно стать совершенным, все должно прийти к своей высшей точке.

Почему же тогда некоторые алхимики так стремятся соблюсти тайну, сохранить знания в кругу посвященных, закрытыми, чтобы никто не смог приблизиться к ним и тем более понять их?

 

Почему Книга алхимии нам недоступна?

Почему алхимию, как и все древние эзотерические знания, называют обоюдоострым оружием?

Потому что это оружие опасно для тех, кто не умеет владеть самим собой, своими страстями, земными потребностями. Оно опасно для тех, кто ведом эгоизмом, кто использует эти знания только для собственной выгоды, но не ради природы и других людей. Именно поэтому алхимические знания так тщательно охраняются и стали тайными, закрытыми, так что нужно много времени, чтобы суметь дойти до их сути. Столько времени, что, как говорил Платон, когда уже к старости мы начнем понимать что-то, мы станем такими спокойными, переживем столько всего, что, возможно, у нас появится естественное внутреннее намерение работать и создавать, не отчаиваясь и не желая власти любой ценой.

Алхимия есть наука о приумножении и основывается на естественном феномене роста. «Ничто не получается из ничего» — это чрезвычайно древнее изречение. Алхимия — это не процесс получения чего-то из ничего. Это процесс увеличения и улучшения того, что уже существует.

Если бы философ утверждал, что человек может быть сделан из камня, непросвещенный люд сразу бы воскликнул: «Невозможно!» Тем самым люди обнаружили бы свое невежество, потому что мудрым известно, что в каждом камне есть зародыш человека. Философ также мог заявить, что вселенная могла бы быть сделана из человеческого материала, и было бы глупостью объявлять это невозможным, поскольку это свидетельствовало бы о непонимании того, что человек есть семя, из которого могла бы вырасти вся вселенная.

Бог находится «внутри» и «снаружи» всех вещей. Верховное существо проявляет себя через рост, направленный изнутри наружу, через борьбу за выражение и проявление. Рост и умножение золота является не большим чудом, чем произрастание из маленького семени куста, в тысячи раз большего этого семени. Если это может случиться с семенем растения, то почему это не может случиться с семенем золота, если посадить его в землю (в основные металлы) и питать искусственно, согласно секретным алхимическим рецептам?

Алхимия учит, что Бог есть во всем, что он есть универсальный дух, проявляющийся в бесконечном множестве форм. Бог есть духовное семя, посаженное в темную землю (материальную вселенную). Через искусство алхимии возможно вырастить и умножить это семя так, что вся вселенская субстанция будет пропитана им и станет, подобно золотому семени, чистым золотом. В духовной природе человека это называется возрождением; в материальном теле элементов это называется превращением. Точно так же, как это происходит в материальном и духовном мирах, это происходит и в интеллектуальном мире. Через искусство (процесс обучения) вся масса основных металлов (умственное тело невежества) была превращена в чистое золото (мудрость), потому что оно пронизано пониманием.

Таким образом, если через веру и близость к Богу сознание человека может быть превращено из основных животных желаний (представленных массой планетарных металлов) в чистое, золотое, богоподобное сознание, просвещенное и искупленное, и манифестация Бога в нем от малой искры превращается в великое и славное Бытие; если основные металлы умственного невежества через процесс учения и старания могут быть превращены в трансцендентные гений и мудрость, так почему же процессы, осуществимые в этих двух мирах, не могут быть осуществлены в третьем мире? Если духовные и умственные элементы вселенной могут быть приумножены в их выражении, тогда по закону аналогии материальные элементы вселенной также могут быть умножены, если при этом задействованы необходимые процессы.

То, что истинно в высшем, истинно и в низшем. Если алхимия является великим духовным фактом, тогда она является и великим материальным фактом. Если она имела место во вселенной, тогда она должна иметь место в человеке; если она имела место в человеке, она должна иметь место и в растениях и минералах. Если во вселенной растет хоть одна вещь, тогда во вселенной растет все. Если может быть приумножена одна вещь, тогда могут быть приумножены все вещи, «потому что высшее согласуется с низшим, а низшее согласуется с высшим». Как искупление души сокрыто мистериями, так и секреты искупления металлов скрыты, дабы они не попали в руки профанов, и не были извращены. Если кто-либо хотел выращивать металлы, он должен был изучить секреты металлов: он должен был сначала понять, что все металлы, подобно всем камням, растениям, животным и вселенным, выращиваются из семени, и что это семя уже находится в теле субстанции (лоно Непорочной), потому что семена человека находятся во вселенной еще до рождения его (или до выращивания его), и подобно тому как семена растений существуют все время, хотя сами растения живут ограниченный срок, семена духовного золота и материального золота вечно присутствуют во всех вещах. Металлы выращиваются веками, потому что жизнь передается им солнцем. Они растут неощутимо, в форме маленьких кустов. Методы выращивания различаются в зависимости от вида и величины металла.

 

Законы и принципы,

лежащие в основе алхимических знаний

Начнем с принципа, без которого невозможно понять алхимию. Это единство Материи.

В проявленном мире материя может принимать тысячи различных форм, нескончаемое разнообразие и богатство которых поражает воображение. Но Материя — основа, корень — едина.

Подразумевая под Единой Материей, Великой Первоматерией великий первичный принцип, который является основой, фундаментом всего космоса, мы можем прийти к другому закону, о котором говорит алхимия: все, что есть в Макрокосме, есть и в Микрокосме, все, что есть в великом, есть и в малом, все, что есть на небе, есть и в человеке, и наоборот. И мы можем понять космические явления, проводя аналогии с процессами, происходящими в нас самих. Есть сходство, соответствие, подобие, поскольку все исходит из Первоэлемента, служащего основой и для большого, и для малого, и для того, что наверху, и для того, что внизу. Алхимические трансмутации осуществлялись не для развлечения. В них заключен глубокий смысл.

Алхимическая работа основана на этом принципе, алхимические трансмутации не противоречат природе, не разрушают ее, а ведут по прямому пути подобий. Путь от свинца к золоту, о котором мы столько раз слышали, — это прямая линия, прямая дорога; предназначение свинца — стать золотом, предназначение людей — стать богами. Вот те трансмутации, к которым мы стремимся.

Рассмотрим следующий принцип.

Первоматерия состоит из трех элементов, которые в алхимической терминологии имеют названия Сера, Ртуть и Соль. Разумеется, это не химические элементы серы, ртути и соли — их имена взяты в качестве символических названий для особых элементов природы.

Касательно трех первых субстанций фон Веллинг писал: «Есть три основные химические субстанции, называемые философами солью, серой и ртутью, но которые никоим образом нельзя путать с обычными солью, серой и ртутью, добытыми из земли или купленными у аптекаря. Все эти три субстанции имеют тройственную природу, потому что в каждой из них, как гласит тайное учение мудрецов, содержатся остальные две субстанции. Тело соли, следовательно, состоит из соли, ртути и серы, но при этом соль доминирует. Подобным же образом ртуть состоит из соли, ртути и серы с доминированием ртути. То же относится к сере. Эти девять сущностей — три, умноженное на три, — плюс азот (таинственная универсальная жизненная сила) образуют число 10, священную декаду Пифагора. Относительно природы азота существуют противоречивые мнения. Некоторые считают его невидимым вечным огнем, другие — электричеством, а третьи наделяют его магнитными свойствами. Трансценденталисты говорят о нем как об астральном свете.»

Сера, Ртуть и Соль комбинируются в различных соотношениях, от которых и зависит степень совершенства тел природы. Чем больше Серы, тем выше степень совершенства, поскольку Сера ближе всего к Солнцу, к золоту. Наоборот, чем больше Соли, тем меньше степень совершенства, тем больше тяжелого, телесного, земного.

Какова же задача алхимика?

Изменять эти соотношения, дабы трансформировать все в золото. Осторожно, это не значит, что мы должны превратиться в безумных любителей золота! Когда мы утверждаем, что все должно превратиться в золото, мы имеем в виду, что все тела должны достичь такого соотношения Серы, Ртути и Соли, какое для каждого из них является наивысшим и совершенным.

Эти три элемента есть и в человеке. В нем есть Золото, Первичное Золото — его Высшее Я: Архетип человека, тот человек, о котором мы мечтаем и который превосходит все понятия, рожденные умом.

В человеке есть Сера. Это Дух, то наивысшее, что мы можем представить в человеке, совокупность его потенциалов и достоинств. Это высшая способность человека понимать не только логикой, умом, но и интуитивно. Наиболее полное выражение воли и божественного в человеке, наибольшая тонкость его души.

Есть в человеке и Ртуть. Мы называем Ртутью Душу, то, что оживляет человека, то есть всю совокупность наших психических и жизненных функций: эмоции, страсти, чувства, жизненную силу, желание есть, спать, бегать, говорить, плакать, смеяться, жить.

А что такое Соль в человеке? Это его тело.

Кто же такой совершенный человек? Это тот, кто отдает приоритет Сере, тот, кто мало-помалу достигает стабильности этих трех элементов, при которой высшее преобладает над низшим. Эту идею передает древний символ креста. Вертикальная перекладина — это Сера, горизонтальная — Ртуть. Точка их пересечения, точка стабильности, где все проявляется, воплощается и покоится, — это Соль.

Но алхимические процессы можно передать не только с помощью этого троичного деления. В древних религиозных и философских школах утверждалось существование семи «тел», или планов, человека. Есть подобное учение и в алхимии.

 

0 семи телах человека

 

Алхимическая наука говорит о четырех низших и трех высших принципах. Четыре низших представлены Серой, Ртутью и Солью. Сера соответствует Огню. Ртуть, которая может находиться в двух состояниях, соответствует Воздуху, когда она жидкая, и Воде, когда она твердая. Соль соответствует Земле. Здесь мы встречаемся со знаменитыми четырьмя стихиями алхимиков: Огнем, Воздухом, Водой и Землей, — которые не являются ни огнем, который нам знаком, ни воздухом, которым мы дышим, ни водой, которую мы пьем, ни даже землей, о которой мы думаем, когда произносим слово земля.

Согласно алхимикам, единственная стихия, которую мы знаем, — это Земля, поскольку наше сознание погружено в нее. Мы знаем воду Земли, воздух Земли, огонь Земли, но не знаем истинных Воды, Воздуха и Огня.

Чтобы понять, как стихии проявляются в человеке, надо представить Землю как тело, Воду как жизненную силу, как то, что делает нас живыми, Воздух как психику или совокупность эмоций, ощущений, которые дают нам возможность выражать свои чувства, и Огонь как способность мыслить, рассуждать, понимать, иметь связь с идеями.

7 тел

Это четыре стихии в человеке.

Если принять влияние семи основных планет на человека, тогда к четырем уже упомянутым принципам присоединяются еще три: разум, направленный не на себя, но на все сущее, Высший Разум; Интуиция, то есть прямое улавливание и мгновенное понимание; и Чистая воля, задумывающая действие само по себе, без желания вознаграждения.

Алхимик должен вести свою работу одновременно в четырех мирах, если он хочет свершить Большую Работу. Таблица, показывающая аналогии трех принципов в четырех мирах, может прояснить соотношения между ними.

Согласно Священному Писанию дух нерушим, а душа смертна. Ясно, что они не являются синонимами. Ведь ясно утверждается, что «душа согрешившая умрет», а «дух возвратится к Богу». А вот сама таблица:

Тройные силы в четырех мирах

 

Миры Отец Мать Сын
1 Бог Отец Святой Дух Сын
2 Человек Дух Душа Тело
3 Элементы Огонь Вода Воздух
4 Химические

элементы

Сера

 

Ртуть

 

Соль

 

Символы соли, серы и ртути для представления не только химических элементов, но и для духовных и невидимых принципов Бога, человека и вселенной. Три субстанции (соль, сера и ртуть), существующие в четырех мирах, как показано в таблице, в сумме дают число 12. Поскольку 12 является основанием Большой Работы, в Откровении это число названо двенадцатью камнями в основании Священного Города. В том же самом русле Пифагор утверждал, что додекаэдр, двадцатигранное симметричное геометрическое тело, был основанием вселенной.

В редком трактате «Соль, сера и ртуть» фон Веллинг раскрывает секрет, вообще-то не раскрываемый в алхимических сочинениях. Дело в том, что алхимики не только были заняты превращением металлов, но и имели законченную космологическую и философскую систему, основанную на Каббале.

Согласно фон Веллингу, универсальная соль (в растворе) есть лекарство от всех физических болезней людей. Она есть в каждом живом существе, но в некоторых из них она сохраняется лучше, чем в других. Особенно это справедливо относительно чистой земли, это универсальный растворитель, алкахест. Тот же самый автор говорит, что на первых стадиях приготовления соль лечит любую болезнь.

Если говорить о практической стороне Великого Делания, то она может охватывать абсолютно всё, от тела до Души. Работу необходимо начинать с выделения, отделения Первоматерии (Первичной единой Материи, о которой мы говорили вначале). Как утверждают алхимики, есть возможность распознать, выделить и собрать ее в нашем мире, хотя никто из них не говорит, как это сделать.

Мы много раз слышали о Великом Делании, которое осуществляется над Первичной Материей, — о ее трансмутации, о превращении ее в Философский камень.

В этой Первоматерии, как и во всякой материи, присутствуют в определенном соотношении Сера, Ртуть и Соль.

Первый этап Великого Делания состоит в отделении Серы.

Второй — в отделении Ртути. Сера и Ртуть креста — это в действительности то, что интересно разделять. Соль не более чем соединяющий элемент, существование которого имеет смысл, пока существует крест. Так же как существование тела имеет смысл, пока наш дух и наши психофизические элементы объединены, — тогда тело служит средством выражения их единства.

Третья фаза Великого Делания самая тонкая, это новое объединение, «брак» Серы и Ртути, образование того, что алхимики символически называют Гермафродитом, того, кто больше не имеет различий. Этот Гермафродит сначала мертв, лишен жизни.

Алхимики символически описывают, как Душа этого Гермафродита поднимается на Высшие Небеса и просит Бога даровать этому телу новую, отличную от предыдущей жизнь, потому что «брак» Серы и Ртути — это следствие того, что они были разделены, отделены, узнаны и снова объединены.

Бог нисходит с Душой, дает ей войти в тело Гермафродита, и это тело рождается второй раз. Если бы нам надо было выразить это не так символично, а более простыми словами, то мы бы сказали: родилось сознание, человек пробудился. Вот что имели в виду древние, когда называли своих посвященных Дважды рожденными.

Алхимия является продолжением универсальной мистерии. Ведь умерли на кресте Иисус, Хирам на западных воротах храма, Орфей на берегах реки Гебр и Осирис в гробу, приготовленном Тифоном. Точно так же в алхимии, пока не умрут элементы, работа не может быть завершена.

Стадии этого алхимического процесса могут быть прослежены в жизни и деятельности практически всех мировых спасителей и учителей человечества, а также в мифологии многих народов. Ведь сказано в Библии, что «пока человек не родится вновь, не видать ему Царства Божия». А в алхимии провозглашается, что без разложения Большая Работа не может быть выполнена. Что умирает на кресте, что хоронится в гробницах мистерий, и что умирает в ретортах и становится черным при разложении? И что происходит в природе человека, если он может восстать снова, подобно фениксу, из своего пепла?

Алхимия возвращает человеку способность подняться, расти, ускорить свою эволюцию.

Конечной целью Великого Делания алхимики называли философский камень. Это очень глубокий символ, под которым можно понимать и универсальную панацею, превращающую людей в богов, а солнца в огромные вечные звезды, и трансформацию простого свинца в золото.

Но Камень действует не напрямую, его необходимо растолочь в порошок. Он будет золотисто-красным, если предназначен для трансформации в золото, и белым, если предназначен для трансформации в серебро.

По поводу таинственного секретного огня, необходимого для успеха Великого Делания, Василий Валентин в своей «Микроскопии» написал следующие загадочные слова: «О слепой мир, не способный распознать ens naturae concentratum (концентрированную сущность природы), quinta essentia solis et lunae et omnium rerum (квинтэссенцию Солнца и Луны и всех вещей). Ты имеешь перед собой достаточный огонь, неистовую субстанцию пылающей сущности, наиболее едкое вещество милосердной природы, и бежишь от него, словно дьявол, в своем чистом невежестве и небрежении».

В душе каждого из нас есть своя внутренняя лаборатория, в каждом живет алхимик.

В каждом из нас есть тот, кто совершает Великое Делание, у каждого из нас есть инструменты, материал, силы, жизнь, чтобы получить золото совершенства. Каждый человек может из свинца своих недостатков сделать золото своих достоинств. Но сначала надо захотеть этого, как алхимики хотели получить золото.

Кроме желания надо еще работать ради этого; часто алхимики посвящали всю свою жизнь достижению этих целей.

Надо создать свою внутреннюю лабораторию. Трансмутация произойдет, и через золото достоинств придет осознание своего бессмертия. Придет знание, что мы были всегда и будем всегда, и не важно, какие у нас будут черты лица, какой голос и размер одежды.

И достигнув кульминации этого процесса, мы станем людьми, которые знают, кто они и чего хотят, знают, откуда они пришли и куда идут.

 

Литература щедро рисовала образы алхимиков в своих произведениях, не жалея красок.

литература  

В XIII веке Данте определил место алхимику в десятом рву восьмого круга Ада:

Не правда ли, и по сей день еще при самом упоминании алхимии тотчас же возникает ассоциация с «мрачным» Средневековьем?

В романе «Собор Парижской Богоматери» Виктор Гюго даст как нельзя более колоритное описание маленькой лаборатории, устроенной в одной из башен собора неугомонным диаконом Клодом Фролло. Ради сопоставления с исторической реальностью есть смысл воспроизвести этот знаменитый пассаж:

«… Мрачная, едва освещенная конура… Помимо большого кресла и соразмерного ему стола здесь были циркули, перегонные аппараты, подвешенные к потолку скелеты животных, глобус, катающийся по каменному полу, конские черепа, всевозможные склянки с трепетавшими в них золотистыми лепестками, человеческие черепа, помещенные на листы тонкого пергамента, испещренные рисунками и письменами, толстые манускрипты, в раскрытом виде нагроможденные друг на друга, без малейшей жалости к ломкому по углам пергаменту; наконец, всякого рода хлам, сопутствующий ученым занятиям, и повсюду, среди этого хаоса пыль и паутина…

Слева от кресла… большая печь, прямо под слуховым окном. Она беспорядочно уставлена всякого рода сосудами, керамическими колбами, стеклянными ретортами и перегонными кубами…»

Виктор Гюго довольно точно описал инструментарий, применявшийся алхимиками. Лишь некая атмосфера «запретности» наложилась на реальные факты. Молодой Виктор Гюго, которому в момент публикации его романа исполнилось двадцать девять лет, не довольствовался простым чтением трудов по алхимии, штудированием старинных книг и манускриптов — он непосредственно общался с людьми, которые еще в начале XIX века верили в возможность реализации Великого Делания. Он хорошо знал, в частности, современного ему алхимика Камбриеля, от которого и позаимствовал обстоятельные легендарные сведения, связывающие собор Нотр-Дам-де-Пари (собор Парижской Богоматери) с тайной алхимической традицией.

Настоящие алхимики-адепты не афишировали своих занятий герметическим искусством и предпочитали называть себя философами. Для окружающих, непосвященных в тайны Гермеса Трижды Величайшего, они были добропорядочными тружениками на ниве общеполезных занятий. Николя Фламмель никогда не прекращал трудиться писарем и в этом качестве был известен парижанам. Парацельс всегда был, прежде всего, врачом.

Адепты, сочиняя свои герметические трактаты, предпочитали выражаться нарочито темно, дабы сбить с толку непосвященных. Допустим, попал в руки некоего неофита, одолеваемого жаждой золота, труд Раймонда Луллия с рецептом получения философского камня, и новоявленный суфлер, едва сдерживая волнение, открывает манускрипт и читает: «Чтобы приготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возьми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в красного льва. Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым виноградным спиртом, выпари жидкость, и ртуть превратится в камедеобразное вещество, которое можно резать ножом. Положи его в обмазанную глиной реторту и не спеша дистиллируй. Собери отдельно жидкости различной природы, которые появятся при этом. Ты получишь безвкусную флегму, спирт и красные капли. Киммерийские тени покроют реторту своим тусклым покрывалом, и ты найдешь внутри нее истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост. Возьми этого черного дракона, разотри на камне и прикоснись к нему раскаленным углем. Он загорится и, приняв вскоре великолепный лимонный цвет, вновь воспроизведет зеленого льва. Сделай так, чтобы он пожрал свой хвост, и снова дистиллируй продукт. Наконец, сын мой, тщательно ректифицируй, и ты увидишь появление горючей воды и человеческой крови».

Что мог понять из этого зашифрованного текста неофит? Здесь ни одна вещь не названа собственным именем. Что такое «философская ртуть»? Под этим названием могло скрываться все что угодно, начиная с собственно ртути и кончая различными веществами растительного и животного происхождения. Настораживает упоминание человеческой крови, которая должна появиться в результате выполнения всех перечисленных операций. Людская молва гласила, что были такие нетерпеливые добытчики философского камня, которые, дабы облегчить себе задачу и ускорить процесс, прямо брали человеческую кровь, к тому же кровь убиенных младенцев… В таком представлении алхимия сливалась с магией самого мрачного пошиба. Обвинений в магии и безбожии не избежали даже самые видные представители герметического искусства — Роджер Бэкон, Альберт Великий, Арнольд из Виллановы.

Необходимо все время иметь в виду, что формулы и эмблемы алхимии должны рассматриваться в качестве аллегорических символов, и до тех пор, пока не осмыслено (постигнуто) их эзотерическое значение, буквальная их интерпретация бесполезна. Почти каждая алхимическая формула имеет пропуск, сделанный сознательно. Средневековые философы полагали, что если человек сам не сумеет понять суть опущенного процесса или субстанций, то он недостоин того, чтобы ему доверяли секреты, позволившие бы ему получить контроль над огромными человеческими массами и подчинить своей воле стихийные силы природы.

Чтобы скрыть от профанов священную науку философского камня, адепты использовали специальные знаки, которые появились вместе с алхимией. Первыми ввели эти знаки греки, заимствовавшие герметическую науку от египтян, иероглифическое письмо которых подсказало идею: древнеегипетские иероглифы в слегка измененном виде и стали служить тайными знаками. Зашифрованные таким способом послания алхимиков стали называться иероглифическими фигурами. Древнеегипетский иероглиф («священная резьба») — олицетворение тайного знания. Широкое применение в алхимической тайнописи получили также символы. Так, Феникс был символом истинного философского камня, способного обращать металлы в золото и серебро.

 

Алхимические знаки, символы, элементы

 

  • Алхимический символ Пеликан — Пеликан, кормящий потомство
  • Алхимический символ Лев — Лев, пожирающий солнце

Важнейшие алхимические знаки:

Элементы

Идея единства всего сущего символически изображалась в виде уробороса (гностического змея) — змея пожирающего свой хвост — символа Вечности и всей алхимической Работы.

Уроборос

Лукас Йенский

Уроборос из книги

«Философский камень»

Лаборатория настоящего алхимика, адепта, всегда отличалась простотой, присущей мастерской ремесленника, тогда как загромождение лаборатории множеством всевозможных инструментов и разнородных, причудливых предметов было признаком, изобличавшим невежественного суфлера, не знавшего, как правильно подступиться к делу.

Алхимик обычно обладал весьма скромным набором приборов и инструментов. Особо следует отметить поразительное постоянство весьма незамысловатой технологии алхимиков: с начала и до конца Средних веков и даже в более поздние времена всегда использовались одни и те же предметы, применявшиеся в свое время еще арабами, а до них — греческими алхимиками Александрии, вариации касались только деталей, второстепенных частностей.

Название пеликан, данное перегонному аппарату, использовавшемуся средневековыми алхимиками, навеяно самой его формой, напоминающей характерные контуры клюва и шеи этой птицы. Раймонд Луллий продолжает свое описание:

Приборы

«…Аламбик представляет собой два сосуда одинаковой величины, емкости и высоты, соединенные друг с другом таким образом, чтобы нос одного входил внутрь другого, с тем чтобы содержимое того и другого под действием тепла поднималось вверх, а затем, в результате охлаждения, опускалось вниз. О дети, теперь вы имеете представление о наших сосудах, если только вы не туги на ухо».

Однако адепты не могли, исходя из самого образа пеликана, не прийти к хорошо известному легендарному христианскому символу: это образ (воскрешающий в памяти Иисуса Христа, принесшего себя в жертву ради спасения всех людей) самки пеликана, открывшей клюв, из которого достают корм ее детеныши. Этот символ позднее, в эпоху Ренессанса, будет использоваться тайными герметическими обществами.

Были такие средневековые алхимики, которые открыли великую тайну без всякой помощи. Другие авторы утверждают, что никто не смог достичь желаемого результата, не прибегая при этом к помощи Мастера Учителя. В каждом случае личность этих Мастеров тщательно скрывалась, и даже в Средние века было немало по их поводу спекуляций. Таких просвещенных мудрецов называют адептами. Латинское слово adeptus означает: «тот, кто получил», «тот, кто достиг».

Этот титул говорит, что его носитель обладает истинными секретами превращения и умножения. Адепты появлялись и неожиданно исчезали, выступая под многими именами, не оставляя после себя никаких следов. Есть некоторые данные о том, что у них существовала организация. Наиболее мощными из алхимических организаций были розенкрейцеры, иллюминаты и некоторые арабские и сирийские секты. Яркий пример Учителя – алхимика – Сен Жермен.

В приводимых ниже документах упоминаются Братья. Под ними имеются в виду те люди, которые в действительности выполнили Большую Работу. Они были объединены в общества и узнавали друг друга с помощью таинственных знаков, символов и шифров. Значительное число этих просвещенных адептов осело в Аравии, так что многие из великих европейских алхимиков были инициированы в Малой Азии. Когда ученик получал доступ к высшим секретам, он ревностно хранил их, не разглашая ни за какие сокровища. Ему не позволялось раскрывать их даже членам его собственной семьи. Но шли годы, и тот, кто открыл секрет, или, точнее, кому они были открыты, начинал искать молодого человека, которому можно было бы доверить формулы. Ему одному и никому больше, как правило, философ мог открыть тайну. Молодой человек становился «философским сыном» старого мудреца, и ему впоследствии переходили все секреты того. Однако время от времени адепт находил столь способного молодого человека, что ему доверялись самые высшие секреты искусства и он принимался в Братство. При таком способе передачи знаний алхимическое искусство сохранялось, но в то же время численность владеющих им не росла.

В течение XVI, XVII и XVIII веков значительное число адептов алхимии переезжало с места на место в Европе, появляясь и исчезая по собственной воле. Согласно распространенному мнению, эти адепты были бессмертными и поддерживали в себе жизнь посредством таинственного лекарства, бывшего одной из целей алхимических устремлений. Но исключением своего эликсира, несколько капель которого позволяют продлить молодость на многие годы. В том, что эти таинственные люди существовали на самом деле, не может быть никакого сомнения, поскольку тому есть много надежных свидетельств.

Существует также мнение, что их до сих пор можно еще найти, но сделать это смогут лишь те, кто достоин выполнения этой задачи и установления контакта с ними. Философы учили, что подобное привлекается подобным и что, когда ученик разовьет в себе добродетели и целостность натуры, сравнимые с этими качествами у адептов, они появятся перед ним и откроют ему те части секретного процесса, которые тот не сможет открыть без их помощи. «Мудрость — это цветок, из которого пчела делает мед, а паук — яд, каждый согласно своей природе» (неизвестный адепт).

Человечество разделилось на тех, кто не терял и не теряет надежды научиться делать золото, и тех, кто не верил и не верит в подобные бредни, подвергая алхимиков осмеянию.

Действительно, были такие алхимики, преследовавшие узкокорыстную цель научиться превращать простые металлы в золото или на худой конец в серебро. Именно они служили объектом насмешек и ассоциировались в общественном мнении с нищими делателями золота. Настоящие же алхимики, носившие почетное звание адептов, презрительно именовали их лжеалхимиками и суфлерами — по названию воздуходувных мехов, которыми те, словно простые кузнецы, посильнее раздували огонь в печи, спеша сварить «философское яйцо», от которого до самодельного золота уже рукой подать… В лучшем случае они оставались ни с чем, до нитки истратившись на бесполезные опыты, а в худшем — взлетали на воздух вместе с печью или безвременно кончали свои дни, надышавшись ядовитыми испарениями.

 

Побочным продуктом трудов в лаборатории
оказывалось множество полезных открытий

Алхимики искали философский камень, но зачастую находили нечто иное, что, впрочем, приносило порой не меньшую выгоду, чем вожделенное «философское» золото.

Святому Альберту Великому мы обязаны способом производства каустической соды, купелированием — то есть методом очистки с использованием свинца — золота и серебра, получением киновари с применением серы и ртути, введением в оборот неочищенной азотной кислоты, открытием свинцовых белил, сурика, ацетатов свинца и меди.

Раймонду Луллию мы обязаны открытием изготовления карбоната поташа с использованием древесной золы и винного камня, ректификации винного спирта, процесса купелирования серебра, ацетона.

Роджер Бэкон приступил к углубленному изучению селитры. Он одним из первых объяснил роль воздуха при горении, подошел к изучению оптических свойств корректирующих стекол и линз; он даже сконструировал телескоп.

Исаак Голланд трудился над изготовлением эмалей и искусственных драгоценных камней.

Василию Валентину приписывают открытие соляной кислоты, изучение свойств сурьмы, разработку способа извлечения меди, содержащейся в пиритах (в частности, в серном колчедане), открытие серного эфира и детонационных свойств гремучего золота.

Еще в XV веке Эйк из Зульцбаха высказал предположение о существовании кислорода.

Бесспорно, что изготовление металлических сплавов, которое всегда представляло собой большую трудность, многим обязано деятельности алхимиков. Они немало потрудились также над разработкой способов производства искусственных красок, равно как и керамических изделий.

Можно также утверждать, что Ян ван Эйк, один из первых фламандских художников, своим изобретением особого способа письма масляными красками обязан имевшимся у него алхимическим знаниям.

Впечатляющим примером подобного рода нечаянного открытия служит удача, выпавшая на долю Иоганна Фридриха Бёттгера. Его отец был чеканщиком монет, и этот факт, возможно, наложил свой отпечаток на сознание ребенка, позднее пробудив в нем интерес к благородному металлу. На пятнадцатом году жизни юный Бёттгер поступил учеником в аптеку Цорна в Берлине и усердно занялся химией. Случайно попавшая ему в руки рукопись о философском камне натолкнула его на мысль тоже попытать счастья на поприще златоделия. Ночи напролет просиживал он в лаборатории, занимаясь химическими опытами, что привело его к ссоре с хозяином и вынудило покинуть насиженное место. Однако ночные бдения не прошли даром, и спустя какое-то время ему удалось заинтересовать князя Эгона фон Фюрстенберга, который взял его с собой в Дрезден и устроил для продолжения его алхимических занятий лабораторию в своем дворце. Однако эксперименты Бёттгера ни к чему не приводили, и князь стал угрожать ему. Курфюрст Саксонский Август II Сильный, которому была представлена эта рукопись, остался крайне недоволен ею, и Бёттгеру грозило тюремное заключение. С курфюрстом Саксонским шутить было опасно. Благодаря заступничеству одного придворного, питавшего слабость к химико-алхимическим изысканиям, Бёгггеру был дан еще один шанс — ему позволили экспериментировать с глиной, богатые залежи которой имелись в окрестностях города Мейсена. Неведомо, какое золото намеревался извлечь из глины алхимик, однако итогом его очередных экспериментов явился превосходный но качеству фарфор. В 1710 году в Мейсене была открыта мануфактура, и производившийся на ней знаменитый мейсенский фарфор стал приносить доходы, вполне сопоставимые с теми, о коих мечтали искатели философского камня.

Так в XVII веке эмпирическим путем был открыт секрет производства фарфора, столь ревностно хранившийся китайцами на протяжении столетий.

Молитва

Все философы естественных или герметических наук начинают свои труды молитвой верховному алхимику вселенной, мольбой о помощи в свершении Большой Работы.

Заканчивая наш рассказ хотелось бы привести текст этой Молитвы, т.к. мы все с вами своего рода алхимики, которые трудятся, выращивая в лабораториях своего сознания Философский камень, растворяя все негативное в универсальном растворителе Космической Любви.

Молитва, текст которой следует ниже, записанная неизвестным адептом в немецкой провинции в прошлом веке, весьма характерна в этом отношении:

О, Святая и Святейшая Троица, Твое неразделенное и тройственное Единство! Позволь мне погрузиться в глубины Твоего безграничного вечного Огня, потому что только в этом Огне смертная природа человека может превратиться в смиренный прах, а новое тело из соединения солей находится в свете. О, расплавь меня и преврати меня в этом Твоем Священном Огне, чтобы однажды по Твоей команде огненные воды Святого Духа вытянули меня из мрачного праха, дав мне рождение и оживив меня Своим дыханием. Пусть буду я возвышен через смиренное унижение Твоего Сына, восстав с Его помощью из пыли и праха и превратившись в чисто духовное тело цветов радуги, как в прозрачное кристальное райское золото, чтобы моя природа могла быть искуплена и очищена, подобно элементам в ретортах, которые находятся передо мной. Раствори меня в водах жизни, как если бы я был в винном погребе вечного Соломона. Здесь огонь Твоей любви примет новое топливо и запылает столь ярко, что ничто не сможет потушить его. С помощью этого божественного огня я, возможно, удостоюсь быть названным среди просвещенных праведников.

Может, я буду тогда скреплен со светом нового мира, смогу получить бессмертие и славу, где не будет больше смены света и тьмы.

Аминь».

Один отзыв

  1. Евгений Тимофеев:

    Однако достойная статья. Тем более на фоне большого числа полных профанов, пытающихся глубокомысленно рассуждать на алхимические темы. При этом полагаю что следовало упомянуть такие имена, как Николя Фламель и Фулканелли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *