Софья Ковалевская — первая в мире женщина — профессор математики

Софья Ковалевская

Софья Ковалевская — первая в мире женщина — профессор математики

Е.И. Рерих писала: «Неужели Вы ничего не слышали о Софии Ковалевской, гениальной математичке, нашей русской гордости? Конечно, по давно заведённому у нас, русских, обычаю её гениальные математические способности должны были быть оценены сначала за границей; и только после всех её совершенно исключительных триумфов там, перед самой смертью, а может быть, как это чаще бывает, и после смерти она удостоилась избрания в члены СПб. Академии Наук!»

«Вы спрашиваете, как решала Ковалевская задачи? Конечно, с помощью огненной мощи. В своей автобиографии она говорит, что в детстве решения самых сложных задач иногда вставали в ее мозгу мгновенно, также иногда она видела цифры и формулы как бы начертанными перед нею. Конечно, она много трудилась, как видно это из ее биографии, но также несомненно, что в ее случае касание огненного луча, который будил ее «чашу» и вызывал забытое, было явлением не редким. … Облик Ковалевской мне очень близок, и скажу только Вам, она сейчас находится в Твердыне Братства в состоянии уплотненного астрала и занята очень ответственной работой по собиранию лучей из разных стран.

Сестра Жардона — Сестра Ковалевская».

(письмо Е.И.Рерих 22.02.36)

Детство

 

Софья Васильевна Ковалевская родилась 3 (15) января 1850 года в Москве в семье генерал-лейтенанта артиллерии Василия Васильевича Корвин-Круковского и Елизаветы Фёдоровны (девичья фамилия — Шуберт). Мать была лютеранка, говорила на четырех языках и была талантливой пианисткой. Она являлась дочерью генерала и почетного математика Федора Федоровича Шуберта и внучкой выдающегося петербургского астронома Федора Ивановича Шуберта. Родственниками Софьи Ковалевской по матери был художник Александр Брюллов.

Софья Ковалевская - родители

Позже Софья напишет:

«Я получила в наследство страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке и поэзии — от деда… астронома Шуберта; личную любовь к свободе — от Польши, от прабабки-цыганки — любовь к бродяжничеству и неуменье подчиняться принятым обычаям; все остальное — от России».

Прабабушка Ковалевской была цыганской гадалкой, и Софья верила, что унаследовала её мистический дар. В течение всей своей жизни Софья встречала покровителей, которые помогли ей открывать двери, остававшиеся закрытыми для других женщин в девятнадцатом веке. Она определенно обладала каким-то особенным обаянием, влияющим на людей. Прадедушка Софьи Федор Шуберт часто являлся к ней во сне с подсказками. А когда Елизавета Фёдоровна была беременна девочкой, тот явился и к ней, пообещав, что в семье родится выдающийся математик. Мать сочла сон «пустым», но побаивалась, что родится девочка, которая присоединится к женщинам, всю жизнь «сгорбленным над книгами».

Софья любила уединение, держалась в стороне от бойкой сестры Анны и брата Феди. Её другом стал домовой, которого она видела собственными глазами. Софья верила, что «цыганский глаз прабабки» позволяет ей видеть то, что скрыто от других. Она верила в знаки судьбы и вещие сны, часто предвидя грядущие события жизни.

В то время не принято было учить грамоте маленьких детей, но Софа отчаянно хотела научиться читать. В шесть лет она самостоятельно заучивала буквы по газетам, а затем приставала к кому-нибудь из взрослых с просьбой сказать, что эта буква значит.

В течение всей ее жизни математика привлекала ее больше философской стороной. Отец Софьи, заметя ее сильное влечение к математике, решил прекратить уроки. Девочке удалось выпросить у учителя книгу «Курс алгебры Бурдона», который она стала прилежно изучать тайно по ночам, когда все засыпали.

Свои детские годы до 18 лет Ковалевская провела в поместье отца Полибино Невельского уезда, Витебской губернии (ныне — село Полибино Великолукского района Псковской области). Знакомство Софьи Ковалевской с математикой произошло в раннем детстве: стены её детской в усадьбе Полибино были оклеены (из-за нехватки обоев) лекциями профессора Остроградского о дифференциальном и интегральном исчислении. Софа часами сидела перед этой стеной, пытаясь разобраться. Уже во взрослом возрасте она припоминала многие формулы.

Софа быстро схватывала новый материал и очень любила учиться. За несколько лет она прошла практически весь курс мужской гимназии. У девочки обнаружился редкий талант.

«Талант юной Софьи к науке заметили сразу, в 15 лет она получила разрешения слушать лекции математика И. М. Сеченова и изучать астрономию у профессора В. Л. Грубера в Военно-медицинской академии.

 По воспоминаниям подруги Софьи: «Она производила своеобразное впечатление своею детскою наружностью, доставившей ей ласковое прозвище «воробышка». Ей минуло уже 18 лет, но на вид она казалась гораздо моложе. Маленького роста, худенькая, но довольно полная в лице, с коротко обстриженными вьющимися волосами каштанового цвета, с необыкновенно выразительным и подвижным лицом, с глазами, постоянно менявшими выражение, то блестящими и искрящимися, то глубоко мечтательными, она представляла собою оригинальную смесь детской наивности с глубокою силою мысли… она не обращала ни малейшего внимания на свою наружность и свой туалет, который отличался необыкновенною простотою, с примесью некоторой беспорядочности, не покидавшей ее всю жизнь».

Брак

В шестидесятые годы XIX столетия лучшая часть российского общества была охвачена стремлением к просвещению, ширилось движение за открытие женских школ и университетов. В глушь начали просачиваться идеи, которые витали в столице уже давно, а именно нигилизм и женское образование.

В России на тот момент двери университетов были закрыты для женщин. Профессор Александр Страннолюбский, дававший Софье частные уроки математики, советует молодой девушке попробовать поступить в какой-нибудь европейский университет.

Выехать за границу особе женского пола было не просто. Это возможно только с разрешения мужа или отца (для незамужних). Распространено мнение, что отец, отставной военный старой закалки, не хотел давать разрешения, так что девушке пришлось организовать фиктивный брак. Эта идея принадлежала ее сестре Анне. Именно Анюта рассказала сестре, что есть молодые мужчины, которые помогают женщинам в их стремлении к самостоятельности. Понятно, что фиктивный брак должна была заключить не Софья, а Анюта, т.к. она старше. Незамужнюю сестру отпустят с замужней. Софья сядет за университетскую скамью, а Анюта, наконец, ощутит жизнь, полную приключений.

Жених старшей сестры Владимир Онуфриевич Ковалевский был подходящей кандидатурой. Двадцатишестилетний правовед, объездивший всю Европу, друг Герцена и учитель его дочери, издатель и продавец научных книг. Правда, он не был богатым и удачливым. Его издательство то и дело оказывалось на грани разорения. С планом Анюты Владимир Онуфриевич был согласен до тех пор, пока не познакомился с ее младшей сестрой.

Как только Ковалевский увидел младшую сестру своей невесты, он точно понял, что жениться должен только на ней. Пусть даже фиктивным браком. Влюбился? Возможно. Брату он писал: «Несмотря на свои 18 лет, образована великолепно, знает все языки как свой собственный и занимается до сих пор главным образом математикой, причём проходит уже сферическую тригонометрию и интегралы — работает, как муравей, с утра до ночи и при всём этом жива, мила и очень хороша собой. Вообще это такое счастье свалилось на меня, что трудно себе и представить». И ещё, тоже брату: «Я со всею своею опытностью в жизни, с начитанностью и напористостью не могу и вполовину так быстро схватывать и разбирать разные политические и экономические вопросы, как она; и будь уверен, что это не увлечение, а холодный разбор.

Владимир ковалевский и Софья Ковалевская

Я думаю, что эта встреча сделает из меня порядочного человека, что я брошу издательство и стану заниматься, хотя не могу скрывать от себя, что эта натура в тысячу раз лучше, умнее и талантливее меня. О прилежании я уже не говорю, как говорят, сидит в деревне по 12 часов, не разгибая спины, и, насколько я видел здесь, способна работать так, как я и понятия не имею. Вообще, это маленький феномен, и за что он мне попался, я не могу сообразить».

В этих строках вся суть Софьи Ковалевской, такой она была с юных лет и до конца своей недолгой, но такой яркой жизни. Поражающая всех работоспособность, необыкновенное восприятие материала и — отдача во всём — в работе, учёбе, дружбе, любви. Как говорила она сама — интенсивность составляла самую сущность её натуры.

И ещё одна яркая черта этой замечательной женщины — она мечтала о прекрасном будущем для всех и пыталась приблизить его. Она жила идеями Чернышевского и Писарева, и звание «нигилистка» будет сопровождать её всю жизнь.

Как вспоминала о С. Ковалевской её двоюродная сестра С. Аделунг, Соня «была постоянно готова пройти сквозь огонь, умереть мученической смертью за свои высокие идеалы, за человечество». Она умела и других захватывать своим «воодушевлением, которое светилось в её глазах и звучало в словах».

Владимир и Софья поженились в 1868 г., когда Софье было 18 лет; с этого момента она стала Софьей Ковалевской.

Сразу после венчания молодые уехали в Петербург, получив в приданое 20 тысяч рублей, так что отъезд за границу был им обеспечен.

Вскоре после того, как новобрачные прибыли в Санкт-Петербург, их квартира стала настоящим клубом для единомышленников-нигилистов. Одно время Софья гордилась, что ее история не была похожа на банальные любовные романы.

Обучение за границей

В начале апреля 1869 года Софья Ковалевская с сестрой и мужем выехали в Вену. Однако в Вене не было сильных ученых. Поэтому Ковалевская решает отправиться в Гейдельберг. В ее представлениях это была обетованная земля для студентов.

После преодоления ряда трудностей комиссия допустила все-таки Софью к прослушиванию лекций по физике и математике. На протяжении трех семестров она посещала курс Кенигсбергера, преподававшего теорию эллиптических функций. Кроме этого, она слушала лекции по физике и математике Кирхгофа, Гельмгольца, Дубуа Реймона, работала в лаборатории под руководством химика Бунзена. Все эти люди тогда были известнейшими учеными Германии. Преподаватели изумлялись способностям, которыми обладала Ковалевская. Софья Васильевна работала очень напряженно. Она получала восторженные отзывы о себе от Кенигсбергера его учителю — крупнейшему ученому того времени Карлу Вейерштрассу.

В 1870 году Софья Ковалевская с семьей переезжает в Берлин, чтобы обучаться у профессора Вейрштрасса. Но в университет девушку так и не смогли зачислить, правила университета не допускали женщин в качестве слушателей лекций, но профессор, который был заинтересован в раскрытии математических способностей Софьи, руководил ее занятиями. В его лице Соня нашла для себя не только мудрого учителя, но и большого друга.

Вейерштрасс позже сказал, что у нее был «дар интуитивного гения».

Ковалевской часто снился ученый-прадедушка Федор Шуберт, эти сны помогали ей в работе. Однажды прадедушка во сне подал Софью идею «небесной механики» и исследования «колец Сатурна».
В этой первой самостоятельной работе Софьи исследовался вопрос, касающийся равновесия кольца Сатурна. До Ковалевской этой задачей занимался Лаплас (французский астроном, физик и математик). Однако это решение было только первым и весьма упрощенным. Ковалевская определила, что в поперечном сечении кольцо должно быть представлено в форме овала, что позволило продвинуть астрономию далеко вперед.

 

Пока Софья училась математике, ее сестрица Анна поехала в Париж, где выскочила замуж за французского революционера-бланкиста Виктора Жаклара. Он принимал участие в первой парижской коммуне. Чтобы помочь сестре, а также полностью разделяя, сочувствуя взглядам и идеям утопического социализма, Софья никак не могла остаться в стороне от событий. Она бросилась на помощь, даже не задумавшись, чем это может для нее закончиться.

В 1871 году Ковалевская с мужем переехала в осажденный Париж, где ухаживала за коммунарами, ранеными во время революции. Это был колоссальный риск для будущей научной карьеры, но по-другому поступить она не могла, участвовал в этом и ее фиктивный супруг, с которым они становились все ближе. Он разделял и поддерживал ее во всем, а его глазах она видела понимание и любовь. Позднее Ковалевские принимали участие в спасении деятеля Парижской коммуны мужа своей старшей сестры Анны, который попал в тюрьму за политическую деятельность. Софье помогал также Карл Маркс.

С той поры, занимаясь своей любимой математикой, Ковалевская не пренебрегала и участием в политических и социальных движениях.

 

С начала зимы 1873-го по весну 1874-го Ковалевская занималась исследованием дифференциальных уравнений частных производных. Ее труд вызвал восхищение в научных кругах. Чуть позже, однако, было установлено, что подобное исследование уже проводил Огюстен Коши — выдающийся французский ученый. Но в своей работе Ковалевская придала теореме форму, совершенную по своей простоте, строгости и точности. Поэтому задачу стали именовать «теоремой Коши-Ковалевской». Она включена во все базовые курсы анализа. Особый интерес представлял в ней разбор уравнения теплопроводности. В исследовании Ковалевская выявила существование особых случаев. Это было существенное для того времени открытие. На этом период ее ученичества завершился.

теорема cauchy-kovalevskaya

В 1874 году Гёттингенский университет, по защите диссертации  «К теории дифференциальных уравнений», присвоил Ковалевской степень доктора философии и магистра изящных искусств «с высочайшей похвалой».

 

Возвращение в Россию

 

24-летняя Софья Ковалевская возвращалась в Россию с триумфом – ей было присвоено звание доктора философских и математических наук. Увидев мужа на вокзале она вдруг почувствовала необъяснимый прилив нежности к этому человеку. Супруги сняли небольшую квартиру и начали заново узнавать друг друга. В 1874 году они стали жить вместе, а четыре года спустя у них родилась дочь.

В 1879 она делает доклад на шестом съезде естествоиспытателей, проводящегося в Петербурге, а уже к восемьдесят первому стала приват-доцентом Московского математического общества.

Муж Софьи, Владимир Ковалевский, тем временем решил окончательно забросить ученую карьеру и всего себя отдать бизнесу, чтобы хоть как-то обеспечить семейство, которое перебивалось, грубо говоря, с хлеба на воду и жило на помощь родителей и других родственников.

Дар предсказателя помогал Софье сдерживать мужа от неверных шагов. Часто ей снились страшные сны, после которых она уговаривала мужа оставить коммерцию навсегда.
Мало того, члена-корреспондента Ковалевскую, всем научным миром признанную и уважаемую, в России на заседания Академии наук не пускали. «Не в обычаях», — было сказано Софье Васильевне. Ей не разрешили преподавать в университетах ни в Санкт-Петербурге, ни в Москве, не допустили даже на Высшие женские курсы, сколько бы она ни ходила на приемы к президенту Российской академии наук великому князю Константину Константиновичу. Лучшая должность, которую могли предложить обладательнице престижнейших научных премий, — учитель арифметики в гимназии.

Александр III занял жесткую позицию против революционно настроенных граждан. Владимир Ковалевский – муж Софьи входил в революционные общества. Он уговорил жену покинуть Россию, чтобы его репутация не навредила ей. Расставшись с Софьей он лишился ее предостерегающих советов в коммерческих делах. Страшный сон Софьи сбылся. Ковалевский разорился от неудачной сделки и покончил жизнь самоубийством, отравившись хлороформом, ему было 40 лет.

 

Работа в Стокгольме

 

Смерть мужа стала для Ковалевской сильным ударом, она четыре дня не могла принимать пищу и слегла от слабости. Немного оправившись от горя, вдова отправилась с дочерью в Берлин к учителю Вейерштрассу, который при помощи шведского коллеги Миттаг-Леффлера помог ей получить должность профессора математики в Стокгольмском университете в 1884 году. Софье 34 года, она молодой признанный ученый.

После своих лекций в Стокгольмском университете Ковалевская в 1884 году была назначена там профессором по настоянию Густава Миттаг Леффлера, также ученика Вейерштрассе. Она оставалась на этом посту до самой смерти.

В 1884 году Ковалевская назначена профессором сроком на пять лет.

Ковалевская много работает, читает лекции на французском, шведском и немецком языках, дает частные уроки, пишет феноменальный труд о преломлении света в жидких кристаллах. И, конечно же, посещает светские балы. А как она танцевала? От нее невозможно было отвести глаз: в танцах, как в математике ей не было равных. Шведский король Оскар, пригласив Софью на вальс, искренне восхищался легкой, грациозной партнершей с сияющим лицом. Он наклонился к ней и прошептал: «Дорогая, в вашем обществе каждый мужчина почувствует себя королем…»

 

В 1888 году она достигла вершины своей славы. Французская Академия наук присудила ей Приз Борден (Prix Bordin) на конкурсе, в котором принимали участие все светила математики. Это был настоящий прорыв, если вспомнить, что девушкам даже слушать лекции запрещалось Задание, предложенное конкурсу, было – «усовершенствовать в одной важной точке теорию движения плотного тела вокруг неподвижной точки». Задание это предлагалось уже раньше, в течение шести лет, Берлинской Академией, но безуспешно. Престижнейшую математическую премию Бордена Парижской академии наук присуждали анонимно. Знай светила из жюри имена участников конкурса, еще неизвестно, не поддались ли бы они влиянию стереотипов. Но они выбрали лучшую работу, оценили еще важность и высочайший уровень. И только тогда вскрыли конверт с именем нового математического гения. Софья Ковалевская! Решение Ковалевской было настолько блестяще, что сумма Приза была удвоена, чтобы подчеркнуть эту необычную заслугу перед наукою.

В следующем году вторая работа была высоко отмечена еще и Шведской академией.

Открытия Софьи Ковалевской проложат дорогу для новых исследований, потому ее вклад в науку просто неоценим.

По мере того как росла репутация Софьи Ковалевской как крупного математика-исследователя, старые барьеры начинали рушиться. В 1889 г. она была назначена ординарным профессором Стокгольмского университета, а это уже хорошо оплачиваемый пожизненный пост. Она стала первой женщиной в университете Северной Европы, получившей такой пост. После многочисленных выступлений в ее защиту Ковалевская была избрана в Российскую академию наук. Чтобы ее можно было избрать, профильному комитету пришлось сначала проголосовать за изменение правил и разрешить прием в Академию женщин; через три дня после этого избрали Ковалевскую.

 

Помимо педагогической деятельности, Ковалевская вела и другую работу. Миттаг-Леффлер привлёк её к сотрудничеству в журнале «Акта Математика», который он основал в 1882 году. Кроме того, она писала театральные рецензии и научные обозрения, которые публиковала в газете «Новое время». Одна из её научных статей посвящена вопросу о прямом использовании солнечной энергии. Указав на то, что запасы каменного угля истощаются, Ковалевская подчёркивает важность непосредственного получения и накопления энергии солнца. Когда люди этого достигнут и будут, «так сказать, ловить на лету солнечные лучи, тогда поистине мы будем иметь право называться «сынами солнца»». В других статьях она говорит о воздухоплавании, рассматривает новейшие изобретения — телефон и телеграф. Ещё в одном очень обширном обозрении речь идёт о процессе брожения и сущности ферментов. Ковалевская разбирает теории брожения до Пастера и останавливается на воззрениях последнего.

 

Ею написаны многочисленные работы и в сфере математических исследований, о которых упоминали в своих трудах такие известные личности, как Некрасов, Жуковский, Столетов и многие другие. Все они отмечали невероятную точность проделанных Ковалевской исследований, а также присутствие огромной силы воли и терпения в решении особо трудных теорем.

Решила задачу о приведении некоторого класса абелевых интегралов третьего ранга к эллиптическим интегралам. Работала также в области теории потенциала, математической физики, небесной механики.

Ковалевская также широко участвовала в общественной жизни Стокгольма, за что жители столицы называли её «наша Соня». Но важнейшим делом её жизни всегда была научная работа.

Научные труды

Можно только удивляться тому, как многое она в себе совмещала: учёный, редактор научного журнала, общественный деятель, мать, светская дама и… писательница.

 

Литературное творчество

 

«Многие, которым никогда не представлялось случая более узнать математику, смешивают ее с арифметикой и считают ее наукой сухой и бесплодной. В сущности же это наука, требующая наиболее фантазии, и… нельзя быть математиком, не будучи в то же время и поэтом в душе», — рассказывала о себе Ковалевская.

Софья Ковалевская горячо относилась ко всему, что окружало её, и при тонкой наблюдательности и вдумчивости обладала большой способностью к художественному воспроизведению виденного и перечувствованного. Она написала целый ряд литературных произведений, в том числе несколько крупных.

В ней соединились две страсти: математика и литература, и до конца своей жизни она так и не могла решить, к чему больше тяготеет.

Интересно что, имея чисто аналитический склад ума, Софья Васильевна обладала еще и немалым литературным потенциалом. Она не только умела учиться и исследовать новое, но и излагать все это понятным и простым языком, причем свободно владела более, чем десятком разнообразных грамматик, в том числе шведской, немецкой, английской, французской. Правда, писала она в основном на шведском и русском.

На русском языке из литературных произведений Ковалевской появились: «Воспоминания о Джордже Эллиоте» («Русская Мысль», 1886, № 6); семейная хроника «Воспоминания детства» («Вестник Европы», 1890, № 7 и 8); «Три дня в крестьянском университете в Швеции» («Северный Вестник», 1890, № 12); посмертное стихотворение («Вестник Европы», 1892, № 2); вместе с другими (переведённая со шведского повесть «Vae victis», отрывок из романа в Ривьере) эти произведения вышли отдельным сборником под заглавием: «Литературные сочинения С. В. К.» (СПб., 1893).

По-шведски написаны воспоминания о польско-белорусском восстании и роман «Семья Воронцовых», сюжет которого относится к эпохе брожения в среде русской молодёжи конца 60-х годов XIX в.

Особый интерес для характеристики личности Ковалевской представляет «Kampen för Lyckan, tvänne paralleldramer of К. L.» (Стокгольм, 1887), переведенная на русский язык М. Лучицкой, под заглавием: «Борьба за счастье. Две параллельные драмы. Сочинение С. К. и А. К. Леффлёр» (Киев, 1892). Софья Ковалевская, с блеском защитившая докторскую диссертацию по теории дифференциальных уравнений, решила применить ее и в литературе. Смысл дифференциальных уравнений Пуанкаре в том, что уравнение представлялось в виде кривой линии, от которой в разных местах отходят «ветви». В каком месте они отходят — вычислить можно, а по какой траектории пойдут — предсказать нельзя. Софья с детства верила: все поступки и действия людей предопределены, однако в определенные моменты делать судьбоносный выбор приходится каждому человеку.

Так из математической формулы родился роман «Борьба за счастье. Две параллельные драмы». Софья Ковалевская написала его в соавторстве со своей подругой — шведской писательницей Анной Шарлоттой Лефлер-Эдгрен. Авторы изобразили жизненный путь персонажей в параллельных сюжетных линиях. Одна из них рассказывает о событиях романа, а вторая — о том, как иначе могла бы развиваться история. Прообразом главной героини стала сама Ковалевская — она наделила персонаж некоторыми чертами своего характера, манерой поведения и стилем речи.

Следующее произведение Софьи Ковалевской ― повесть «Нигилистка» ― появилось в переломные годы, когда в кругах интеллигенции женщину только начинали воспринимать как отдельную от семьи личность с собственными убеждениями. В произведении Ковалевская рассказывает, как девушки из разных слоев общества боролись за свои права. Они меняли облик ― переодевались в мужскую одежду и стриглись под мальчика, чтобы стать слушателями лекций в те годы, когда это было запрещено.

По сюжету прогрессивная молодая девушка посвятила жизнь борьбе за женское равноправие. Она приняла самостоятельное решение: выйти замуж за осужденного и уехать за ним на каторгу. В основу повести лег реальный случай. Это «процесс 193-х» ― большой показательный суд, который должен был остановить распространение в обществе прогрессивных идей. По обвинению в революционной пропаганде было арестовано несколько тысяч человек. Большинство из них позже отпустили на свободу, 97 человек в ходе разбирательств умерли или сошли с ума. Перед судьями предстали 193 человека, почти всех их отправили в ссылку. Одному из осужденных помогала Софья Ковалевская, она выхлопотала для него и его невесты разрешение на брак.

В 1889 году в Швеции вышла еще одна повесть Софьи Ковалевской ― «Воспоминания детства». Позже она была опубликована и в России, а потом несколько раз переиздавалась в советское время. В книге Ковалевская рассказывала о своем детстве, жизни в родительском доме, о быте и нравах дворянской семьи.

Произведения литератора-математика появлялись в столичных журналах «Вестник Европы», «Русская мысль» и «Северный вестник» и выходили отдельными книгами.

Софья Ковалевская С 5 лет писала стихи и мечтала стать поэтосой.

В своих стихах отразила загадочность собственной натуры:

Почерк

Если ты в жизни хотя на мгновенье
Истину в сердце твоем ощутил,
Если луч правды сквозь мрак и сомненье
Ярким сияньем твой путь озарил:
Что бы в решенье своем неизменном
Рок ни назначил тебе впереди,
Память об этом мгновенье священном
Вечно храни, как святыню, в груди.

Тучи сберутся громадой нестройной,
Небо покроется черною мглой,
С ясной решимостью, с верой спокойной
Бурю ты встреть и померься с грозой.
Лживые призраки, злые виденья
Сбить тебя будут пытаться с пути;
Против всех вражеских козней спасенье
В собственном сердце ты сможешь найти;
Если хранится в нем искра святая,
Ты всемогущ и всесилен, но знай,
Горе тебе, коль врагам уступая,
Дашь ты похитить ее невзначай!

Ведь грозные боги ревнивы и строги,
Их приговор ясен, решенье одно:
С того человека и взыщется много,
Кому было много талантов дано.

Литературное творчество

Внезапная смерть

 

В 1891 году на пути из Берлина в Стокгольм Софья узнала, что в Дании началась эпидемия оспы. Испугавшись, она решила изменить маршрут. Но кроме открытого экипажа для продолжения путешествия не оказалось ничего, и ей пришлось пересесть в него. По дороге Ковалевская простудилась. Простуда перешла в воспаление лёгких. Врач поставил неверный диагноз — лечили почки, а у нее оказалось тяжелейшее воспаление легких.

Усугубил положение обнаруженный врачами ещё в детстве порок сердца.

Софья Ковалевская скончалась в возрасте 41 года 29 января 1891 года в Стокгольме «от плеврита и паралича сердца». Похоронена она там же, на Северном кладбище, ее могилу можно увидеть и сегодня.

Внезапная смерть Софьи Васильевны Ковалевской потрясла всех. На её похоронах Густав Миттаг-Леффлер сказал краткое прочувствованное слово:

«От имени работников на поприще математических наук во всех странах, от имени всех близких и далёких учеников и друзей обращаюсь к тебе с последним прощанием и благодарностью. Благодарю за глубину и ясность, с которыми ты направляла умственную жизнь юношества, за что потомство, как и современники, будут почитать твоё имя. Благодарю и за сокровища дружбы, которыми ты оделяла всех близких твоему сердцу». Позднее, в 1893 году, на страницах журнала «Акта Математика» он писал: «Она явилась к нам провозвестницей новых научных идей; какое значение она придавала им для разрешения самых существенных жизненных задач, как охотно делилась необыкновенно богатым запасом знаний и своими идеями с каждым своим учеником!»

Единственным русским на похоронах был Максим Максимович Ковалевский, известный учёный, друг и однофамилец Софьи Ковалевской. Он сказал: «Софья Васильевна! Благодаря вашим знаниям, вашему таланту и вашему характеру вы всегда были и будете славой нашей родины. Недаром оплакивает вас вся учёная и литературная Россия. Со всех концов обширной империи, из Гельсингфорса и Тифлиса, из Харькова и Саратова присылают венки на вашу могилу. Вам не суждено было работать в родной стране, и Швеция приняла вас. Честь этой стране, другу науки. Особенно же честь молодому Стокгольмскому университету! Но, работая по необходимости вдали от родины, вы сохранили свою национальность, вы остались верной и преданной союзницей юной России, России мирной, справедливой и свободной, той России, которой принадлежит будущее. От её имени прощаюсь с вами в последний раз!»

Поэт Франц Лефлер посвятил Ковалевской стихотворение:
Душа из пламени и дум!
Пристал ли твой корабль воздушный
Призыву истины послушный?
В тот звездный мир так часто ты
На крыльях мысли улетала,
Куда уйдя в свои мечты,
О мирозданье размышляла…

Прощай! Со славою твоей
Ты, навсегда расставшись с нами,
Жить будешь в памяти людей
С другими славными умами,
Покуда чудный звездный свет
С небес на землю будет литься
И в сонме блещущих планет
Кольцо Сатурна не затмится.

В память о Софье Ковалевской названы:

 

  • лунный кратер; наименование утверждено Международным астрономическим союзом в 1970 году.
  • В память о С. Ковалевской назван астероид (1859) Ковалевская, открытый астрономом Крымской астрофизической обсерватории Людмилой Журавлёвой 4 сентября 1972 года.
  • Премия имени С. В. Ковалевской— присуждается Отделением математических наук РАН с 1992 года за выдающиеся результаты в области математики.
  • Гимназия имени С. В. Ковалевской— образовательное учреждение в городе Великие Луки (Россия), основанное в 1958 году. Почетное название «имени С. В. Ковалевской» носит с 2000 года.
  • Прогимназия и гимназия имени Софии Ковалевской г. Вильнюса (лит. Vilniaus Sofijos Kovalevskajos progimnazija) — 49-я средняя школа в городе Вильнюс (Литва) открыта 1 сентября 1980 года. В 1998 году школе было присвоено имя Софьи Ковалевской.
  • Школа Софьи Ковалевской(швед. Sonja Kovalevsky-skolan) — прежнее название средней общеобразовательной школы (гимназии) «Метапонтум» (швед. grundskolan Metapontum) в Стокгольме (Швеция), основанной в 1996 году.
  • Самолёт Airbus A320авиакомпании «Аэрофлот-Российские Авиалинии» носит имя Софьи Ковалевской.
  • Имя Софьи Ковалевской носят улицы во многих городах бывшего СССР, также в Швеции, Германии и Дании.

 

Единственный в России музей памяти С. Ковалевской находится в деревне Полибино Псковской области.

Мемориальный музей-усадьба С.В. Ковалевской располагается в бывшем имении ее отца Василия Васильевича Корвин-Круковского. В усадьбе до наших дней сохранился дом, построенный в середине XIX века (предположительно) по проекту выдающегося русского художника-архитектора А.П. Брюллова (737 кв.м.), флигель и парк. Софья Васильевна жила здесь с 8 до 18 лет.

Софья Ковалевская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *